Поиск по форуму
Найти на сайте:
параметры поиска

Закон об отцовстве не даёт выбора

Новичок, начни здесь!



Отрывок из книги Men on Strike (мужчины бастуют). Encounter Books. New York • London. © 2013 by Helen Smith

Перевод с английского мой.

«У мужчин больше нет репродуктивных плюсов в браке».

– Блогер Майк Т. о фальсификации отцовства с санкции государства

«Если гены не совпадают, нужно оправдать».

– Карнелл Смит, адвокат мужчин, которым подложно приписывается отцовство

К сожалению, фальсификация отцовства распространена настолько, что трудно назвать точное количество мужчин, исполняющих обязанности отца в отношении детей, которых они считают своими. Также трудно сказать, сколько мужчин вынуждено платить алименты в результате подложного отцовства.

По данным организации «Отцы и семьи» (Fathers and Families) “… Отцовство десятков тысяч мужчин определено неверно. Закон принуждает платить много лет алименты на детей, которые по результатам тестов ДНК не являются родными. В большинстве случаев сильно ограничен или отсутствует контакт с детьми, на которых платятся алименты. Некоторые мужчины даже понятия не имели об отцовстве, пока их зарплаты не стали урезать из-за алиментов».

В 2007 году журнал Men’s Health выпустил статью под заголовком «Ты воспитываешь ребёнка от другого?» Статья утверждает, что «более миллиона американских мужчин вкладывают любовь, время и деньги в чужого ребёнка. Что хуже всего в таком предательстве? Скольких обманули?» Статья приводит цифру более миллиона на основании исследований о несоответствии отцовства, которое определяется следующим образом: фальсификация отцовства выделяется финансовой стороной явления, в то время как несоответствие отцовства (НО) описывает само несоответствие – расхождение между тем, что мужчины считают истинным, и генетической реальностью.

На основании исследований о несоответствии отцовства авторы статьи оценивают количество мужчин, воспитывающих чужих детей, в один миллион: после анализа 67 исследований по этой теме научные сотрудники университета штата Оклахома выяснили, что несоответствий отцовства значительно больше среди мужчин, которые имеют все основания полагать, что они были не единственными.

Здесь никакого сюрприза. Но если не брать в расчёт этих мужчин, то в итоге получается цифра, которая точно представляет остальных: 3,85%. Изучив 19 исследований, учёные Ливерпульского университета имени Джона Мурса получили похожий результат: 3,7%. Цифра кажется небольшой... без расчётов. По отчёту Бюро переписи населения США за 2005 год по стране насчитывается 27 940 000 отцов с ребёнком моложе 18 лет. Это означает, что более миллиона мужчин заботится о чужих детях.

Несоответствие отцовства, фальсификация отцовства. Назовите, как хотите. Это плохая новость для многих мужчин, кого она касается. Они обмануты не только жёнами и подругами. Существует целая отрасль медицины, в которой профессионалы не считают долгом сообщить отцам, что дети не от них.

Конечно, в мире медицины ложь не в новинку. Вплоть до 1970 года врачи бесчестно замалчивали диагнозы рака «во благо пациента». «В конце концов», считали медики, «пациенты и так обречены. Чего хорошего от правды?»

Всё закончилось, когда на врачей нашло коллективное озарение, что благие намерения несмотря на отеческую заботу – не лучший подход. Но принимая во внимание политику неразглашения большинства консультантов по генетическим вопросам, на дворе снова 1970 год, разве что при 92% женщин в данной области отеческая забота очевидно сменилась на материнскую.

Большинство женщин-консультантов по генетическим вопросам беспокоится о том, что будет с матерью, если муж узнает правду, а не о том, что будет с одураченным беднягой-отцом. Это круговая порука женщин. Но поскольку никого не интересуют чувства мужчин в этих случаях – официальных исследований об эмоциональном уроне из-за подложного отцовства проводится мало, – а государству нужно лишь получить как можно больше денег от любого мужчины, то для противодействия фальсификации отцовства делается мало.

У мужчины, узнавшего, что ребёнок чужой, очень сильны эмоциональная привязанность и ощущение предательства. Во многих случаях женатые мужчины, которые узнавали, что воспитывали не своего ребёнка, чувствовали опустошение и не могли оправиться от шока. Часто они впадали в депрессию, но большинство из них испытывали гнев, который, как часто говорят, – это депрессия, вывернутая наружу. Как видно в моём неофициальном исследовании, гнев – общее чувство большинства мужчин.

Поскольку не хватает официальных исследований об эмоциональных реакциях мужчин, которые выяснили, что они воспитывали чужих детей, я решила провести своё неофициальное исследование в блоге на сайте PJ Media и спросить мнение мужчин о фальсификации отцовства. Это вопрос и реакции:

Ваша реакция, если бы выяснили, что ваш 5-летний ребёнок (сын или дочь) вам не родной и вам придётся платить на него алименты 13 лет?

 Всё равно.

 Гнев и ярость в отношении матери.

 Депрессия. Мне будет трудно преодолеть последствия новости.

 Гнев и депрессия.

 Я рад, что не передал свои гены и надеюсь, что гены биологического отца превосходят мои.

 Ничего из вышеперечисленного.

 Гнев на систему, которая вынудила меня платить.

 Другое.

Похоже, что вопрос задел за живое более 3200 читателей, которые дали ответы. Результаты оказались следующими:

Ø 2% – «всё равно»;

Ø 36% – «гнев и ярость в отношении матери»;

Ø 6% – «депрессия»;

Ø 18% – «гнев и депрессия»;

Ø 0% – «рад, что не передал свои гены»;

Ø 2% – «ничего из вышеперечисленного»;

Ø 32% – «гнев на систему, которая вынудила платить»;

Ø 5% – «другое».

Самой интересной частью опроса оказались комментарии. Вот некоторые из них:

Joe in Houston пишет:

Это случилось со мной. Я разозлился на мать. Ему было не 5 как в опросе, а 11. Сначала я всё-таки хотел его вырастить, но позже бывшая продолжала ядовито насмехаться надо мной, говоря ему, что я неродной отец, и я оборвал связи с мальчиком. Кто-то посчитает это неудачей. Я считаю это самосохранением. На вопрос, заставят ли суды неродных отцов платить алименты, отвечу: ДА, ЗАСТАВЯТ! ДА, ЗАСТАВЯТ! В их глазах мы ничто иное кроме как источник денег для ребёнка. По-видимому, человек в такой ситуации должен иметь возможность подать иск биологическому отцу на алименты.

tiger6 пишет:

Во многом согласен с мнениями, которые здесь высказаны. Допустим, мать наврала мне, то я бы разозлился на неё за измену и за то, что из-за неё я оказался в ситуации, когда государство заставляет меня платить. Я зол на государство, которое меня накалывает, но что от него ожидать. ОНА была должна любить меня, а не ставить в такое положение. Но всё-таки если бы судья потребовал от меня платить алименты на ребёнка, который точно не мой, я бы был склонен сказать ему, чтобы он меня посадил, потому что я просто не буду платить. Не могу сказать, что я точно это сделал бы, но это, по крайней мере, мой первый инстинкт.

Difster пишет:

Вниманию комментаторов: во многих штатах после некоторого время невозможно оспорить отцовство и всё равно принудят платить алименты, потому что «кто-то должен платить». Учитывая это, я бы развёлся с матерью, если бы это не произошло раньше, и сделал бы всё, что в моих силах, включая явно мошенничество, чтобы получить полную опеку над ребёнком. Я бы не стал наказывать ребёнка за поступки матери. Вместо того, чтобы платить, я бы вырастил его как своего и вычеркнул бы мать из жизни. Я бы не стал прибегать к насилию, но хорошенько бы постарался, чтобы подставить её, так чтобы она оказалась в тюрьме за что-нибудь.

Old Guy пишет:

Я выбрал и гнев на мать за то, что она сделала меня козлом отпущения, и гнев на систему, которая заставила меня платить. Ещё один пример угнетения мужчин матриархатом.

Cthulhu пишет:

Итак, ты воспитываешь ребёнка пять лет... Скорее всего, ты с ним или с ней каким-то образом связан – а мы говорим о невинном ребёнке. Но ты только что выяснил, что мать пять лет врала тебе об отцовстве. Есть причина разозлиться и изменить, но, наверное, ты решишь проблему. Но отношение государства к тебе как к дойной корове следующие 13 лет вне зависимости от отношений с матерью или ребёнком? Сказать грубый произвол – значит ничего не сказать.

TeeJaw пишет:

Cthulhu пишет так, как я считаю. Гнев и разочарование в отношении матери. Гнев в отношении системы, которая влезла туда, где ты и сам бы справился, но, наверное, я был бы глубоко привязан к ребёнку. Я захотел бы сбежать на остров в южном море, где мне никогда не пришлось бы увидеть их снова. Одно точно: полное сострадание к матери и ребёнку и никакого сострадания к мужу-рогоносцу, на которого будут смотреть только лишь как на банкомат.

Итак, большинство опрошенных ответило, что они будут испытывать гнев в отношении матери, из-за которой мужчина оказался в такой ситуации, и гнев на государство, которое заставляет платить за чужого ребёнка. Это хорошие о подходящие отклики, потому что они подтверждают причину, по которой мужчины действуют от своего имени, чтобы изменить законы. В начале книге я привела слова активиста движения за права мужчин Уоррена Фаррелла: «Мощное движение требует двух составляющих: эмоциональное отторжение и экономический ущерб». Эти две составляющие написаны крупными буквами по всей фальсификации отцовства.

К счастью, есть активисты, которые борются за изменение законов, принуждающих мужчин платить неродным детям, даже если это и выясняется спустя годы. Такое случилось с другом Стейси Кемпфилда, сенатора штата. Это придало ему смелости и подтолкнуло к попытке изменить старые законы в Теннесси, которые принуждают мужчину платить чужим детям против его воли. Друг узнал, что он растит чужого маленького ребёнка. Он рассказал, что знает истории многих мужчин в Теннесси, ставших жертвами фальсификации отцовства, и считает, что честность в законе важна, поскольку люди теряют веру в систему и думают, что жульничество – единственный ответ.

Кемпфилд – неординарный политик и жаркий спорщик. Местная еженедельная альтернативная газета из Ноксвилла «The Metro Pulse» опубликовала на первой странице статью под заголовком «Что творится со Стейси Кемпфилдом?» В статье утверждалось, что Кемпфилд (ух!) «… предложил ряд законопроектов об алиментах на детей, защитных предписаниях и голословных обвинениях в сексуальных домогательствах, которые, как выразился блогер из Нэшвилла, являются производными от точки зрения, что «женщины – это сумасшедшие лживые сучки, от которых нужно защищать мужчин…» Однако трудно не увидеть противоречия, лежащие в основе его доброты. Он – консерватор, радеющий за семейные ценности, который не был женат. Он бездетный защитник прав отцов».

Статья подразумевает, что политики или активисты нормальные только в случае, если они борются за права таких же, как и они? Очень надеюсь, что нет, потому что тогда бы было меньше прав женщин, афроамериканцев, гомосексуалистов и других, если бы борьбу за права разрешалось вести только тем активистам, которые соответствуют критериям группы, за чьи права борются. Откровенно говоря, к чему громкие крики, если многие законы о семье и домашнем насилии подают мужчин потенциальными пьяными нахалами, которые только и хотят, что насиловать, избивать и бросать женщин? Что хорошо для гусыни, хорошо и для гусака, в конце концов (прим. переводчика: мерка, годная для одного, должна быть годной и для другого).

К счастью, у Кемпфилда есть чувство долга к мужчинам, которые стали жертвами фальсифицированного отцовства и вынуждены платить алименты на чужих детей.

Джесс Фокс Мэйшарк, автор статьи о Кемпфилде в газете The Metro Pulse, подводит итог критики со стороны противников закона: «Закон об алиментах критикуется за то, что он навредит детям. Если убрать алименты одного родителя и не найти биологического родителя, который платит, то ребёнок получит меньше денег».

На что Кемпфилд ответил: «То же самое можно сказать о человеке, отбывающим срок за преступление, которое он не совершал. Возможно, жертва чувствует себя прекрасно от того, что человек в тюрьме. Но если тест ДНК доказывает, что человек не преступил закон, то несправедливо держать невиновного в заключении».

Нет, это несправедливо. Кемпфилд подал в законодательное собрание штата Теннесси проект в попытке изменить закон:

(n) По заявлению любой из сторон суд выносит постановление о прекращении уплаты алиментов, если пройдены научные тесты на установление родства, на установление отцовства другого лица, и, если такие тесты исключает отцовство в отношении одного ребёнка или нескольких детей. Результаты таких тестов на родство принимаются в качестве доказательства только в соответствии с порядком, установленном статьёй 24-7-112.

Кемпфилд отправил мне сообщение по электронной почте: «Хелен, высылаю копию законопроекта в приложении (второй документ). Я работаю над дополнением к нему. В случаях, когда это происходит, неродной отец может потребовать от биологического отца вернуть алименты, которые были уплачены как часть первоначального соглашения об уплате алиментов».

Законопроект прошёл в Палате представителей штата Теннесси, но, к сожалению, провалился в Сенате. Тем не менее, есть хорошая новость. В октябре 2012 года Стейси сообщил, что жертвы фальсифицированного отцовства одержали победу в Теннесси.

У себя в блоге он написал: «Верховный суд штата только что единогласно постановил, что мужчина, введённый в заблуждение относительно отцовства, может подать иск к матери ребёнка о возврате произведённых платежей, если позже выясняется, что он не является биологическим отцом. Несколько лет назад, когда демократы были у власти, я пытался принять закон, по которому отцы имели бы право прекратить платить чужим детям. Затея с треском провалилась».

Поразительно, что происходит, когда ты настойчив и тебе немного везёт. Другие штаты также принимают законопроекты в отношении фальсификации отцовства, которые повышают шансы на справедливость для мужчин. Например, в штате Джорджия принят законопроект о фальсификации отцовства, который даёт мужчинам право прекратить платить алименты, если предъявлен тест на отцовство, по которому вероятность отцовства равна нулю, и, если выполняются другие условия. Карнелл Смит, инженер из Декатура, штат Джорджия, ставший жертвой фальсификации отцовства, основал группу U.S. Citizens Against Paternity Fraud (Граждане США против фальсификации отцовства), который активно выступал за закон в Джорджии и победил. Смит – настоящий защитник прав мужчин и участвовал в принятии законов об отцовстве в двадцати девяти штатах. Его история более подробно рассказана в последней главе этой книги «Ответный удар».

Предстоит ещё много работы, пока фальсификация отцовства не будет приниматься всерьёз и мужчины будут защищены во всех штатах. У мужчин всё ещё мало выбора, когда их обманывают об отцовстве в отношении чужих детей и они вынуждены платить алименты. Однако государство сдавливает мужчинам горло также крепко, а то и сильнее в случае алиментов на родных детей. Об этом в следующем разделе.



Автор:



Комментарование статьи разрешено пользователям зарегистрированным на сайте не менее 30 дней...
Перейти к статье Список без дерева

+7747
6 часов назад
Молодцы, делают хоть что-то, а вот у нас всё глухо пока, вроде как
+6250
1 день назад
Очень хорошо показано что мужчин за людей не считают. Назначили алименты-плати и не ной так как какой то ребенок нуждается...


Комментарование статьи разрешено пользователям зарегистрированным на сайте не менее 30 дней...
RSS-лента комментариев


Регистрируясь на этом сайте, Вы получаете бесплатно следующие удобства:

  • Добавление комментариев без премодерации
  • Возможность отвечать на форуме
  • Возможность оценивать статьи
  • Давать оценку комментариям и постам форума
  • Просмотр списка непрочитанных статей
  • Добавление статей в избранное
  • Добавление комментариев или постов в закладки
  • Уведомления об ответах
  • Получение обновлений в статьях и на форуме
  • Регистрация анонимная и занимает 2 минуты