Поиск по форуму
Найти на сайте:
параметры поиска

Foreign Affair: Остров Эспаньола - Гаити и Доминикана

Новичок, начни здесь!

Давно я не писал статей из цикла Foreign Affair – нужно, пожалуй, исправить ситуацию, потому накатаю-ка я подобную статью – на этот раз, не про одну страну, а сразу про две. Про Доминиканскую Республику и Республику Гаити – благо, находятся они на одном острове, - на Эспаньоле, который делят между собой. Начнем.

Остров Эспаньола, еще до того, как получил свое имя, был населен индейцами народности араваки, но и они не были коренными жителями этого острова – они приплыли сюда с материка, а коренных жителей скушали. В 1492 году на острове высадился Христофор Колумб, которому остров и обязан своим именем, он основал на западе острова, на территории современного Гаити, первое поселение – Ла Навидад («Рождество», так был основан в день того самого праздника) которое было вскоре истреблено и сожжено араваками – весьма агрессивным народом каннибалов, которые имели славную традицию убивать каждого, кто к ним приплывает, пусть с испанцами сразу проделать это и не удалось. Колумб не стал его восстанавливать, а основал новое – на этот раз, на восточных землях, которые оказались гораздо более благоприятны и плодородны, и назвал его Исабела – в честь тогдашней королевы Испании. Араваки были либо истреблены, либо обращены в рабство и были вынуждены работать на плантациях или в шахтах, в итоге, быстро кончились, потому испанцы, которые сами горбатиться в шахтах не желали, начали привозить негров из Африки. Рабов было много – гораздо больше, чем то количество, за которым надсмотрщики могли бы уследить, потому было немало беглых – т.н. симмаронов, которые организовывали банды, устраивали грабительские рейды, захватывая продовольствие, а также освобождая рабов и пополняя, таким образом, свои ряды. По острову передвигаться стало не безопасно, но проблему с симмаронами все-таки удалось решить: им была дана амнистия, им разрешили заниматься фермерством и обрабатывать землю, их никто не трогал, но платить налоги и все такое они были обязаны.

Христофор Колумб собственной персоной. Между прочим, первый губернатор Доминиканы. По теме – есть неплохой, пусть и не совсем достоверный исторически фильм «Завоевание Рая» с Жераром Депардье.

В целом, колонию можно было назвать процветающей, и город Санто-Доминго, столица Доминиканы, основанная братом Христофора Колумба Бартоломео, стал крупнейшим торговым портом, что сильно не понравилось как англичанам, так и французам. Английские и французские пираты (или, если политкорректно выражаться, каперы) облюбовали ближайший остров Тортуга и основали там базу, откуда регулярно проводили пиратские рейды. Испанцы пытались выбить оттуда пиратов, но те построили мощную крепость и окопались там надолго. Выбить их с Тортуги удалось только в 1790-х. Остров Тортуга упоминается в любой пиратской франщизе и в поп-культуре имеет образ этакой пиратской вольницы.

Однажды известный английский пират Френсис Дрейк и вовсе захватил Санто-Доминго и испанцы вынуждены были выкупать свой порт. Позже Британская Империя попыталась снова захватить испанский порт с криками: «Можем повторить!». Не смогли. В итоге, осели на Ямайке.

О разгроме британской армады у Санто-Доминго информации немного, в отличие от разгрома непобедимой армады, хотя поражение было нанесено не смотря на немалый численный перевес у англичан. Потому, пожалуй, выложу тут свою любимую картинку про лошка-англичанина и крутого испанца:

В 1697 году западная часть острова, по Рисвикскому договору, досталась Франции и там была установлена французская колония. Французы также начали массово завозить на остров чернокожих рабов, правда, церемонились с ними гораздо меньше, чем испанцы, что позже дало свои плоды. Вспыхивало несколько восстаний, но все они жестоко подавлялись.

Наиболее известным лидером восставших тех времен был Франсуа Макандаль, - однорукий гигант (потерял руку во время побега), попортивший французам немало крови. Однако, и он в итоге был пойман и обезглавлен – в назидание.

Памятная гаитянская монетка с Макандалем.

Французы эксплуатировали свою часть острова в хвост и в гриву, причем не только людей, но и землю: так, они начали массовую вырубку деревьев (на острове росли ценные породы деревьев, а кору можно было использовать для производства красок, которые также ценились), опустошив свою половину острова, а заодно сделав почву непригодной для земледелия. Для сравнения, вид сверху на бывшую французскую и бывшую испанскую половины острова:

В 1791 году вспыхнуло крупное восстание, рабов, которое, впоследствии, переросло в событие, которое назовут Гаитянской Революцией. Лидером революции стал обученный грамоте бывший домашний раб Франсуа Доминик Туссен-Лувертюр.

Франсуа Доминик Туссен-Лувертюр. Основатель первого независимого государства Латинской Америки.

При поддержку Испании, которая надеялась выбить французов с острова, гаитянцы добились своей независимости, однако испанцы сами обратили против них оружие, надеясь захватить себе весь остров. Лувертюр проявил полководческие способности и разбил испанские войска, однако Франция, под шумок, вернула себе в 1801 г. контроль над островом, захватив его полностью.

Наполеон, ставший тогда правителем Франции, хотел создать обширную колониальную империю и начать свои завоевания в Новом Свете с Гаити.

Но он совершил две ошибки: восстановил рабство и арестовал Лювертюра, который был увезен во Францию, подвергнут пыткам и допросам и брошен в тюрьму, где умер от пневмонии в 1803 году. А через год, в 1804, вспыхнуло новое восстание, которое обернулось резней – той самое, о которой в последнее время начали горланить представители террористической организации Black Lives Matter и о которой высказался даже сам Маэстро Евгений Понасенков (не будь он Маэстро, я сказал бы, что высказался он несколько однобоко, как минимум, что можно сказать и о BLM, только в другую сторону). В итоге, восставшие вырезали французский гарнизон вместе с семьями.

Та самая резня.

На самом деле, я не скажу, что мне жалко французов – они сами себе это устроили, восстановив снова рабство и бросив в тюрьму Лювертюра (а также всех его более-менее грамотных сторонников), который, как раз, был вполне себе договороспособен, более того, выступал, в свое время, против резни белых. Вообще, я считаю, что гнобить и притеснять людей просто по факту рождения – за то, что они изменить не могут, - это в корне неправильно, особенно если они не могут ответить. Тем более, когда-нибудь ответить они смогут, и ответ гнобящим, скорее всего, не понравится. И феминисткам, и просто бабью бесноватому об этом тоже стоит помнить. За что гаитянцев нельзя простить – это за то, что произошло после.

Лидер восстания Жан-Жак Дессалин объявил себя императором – под стать Наполеону, и выдвинулся в восточную часть острова, желая новых завоеваний. Гаитянцы разоряли все на своем пути: фермы (то, что среди фермеров в восточной части острова было немало чернокожих, их ничуть не смущало), города, и были остановлены только у Санто-Доминго. Воспользовавшись случаем, восстали еще и испанцы, выгнав с острова оставшихся французов, однако ослабленная к тому времени Испанская Империя уже не могла поддерживать свою колонию, да и желания особого не имела, потому в 1821 году испанские поселенцы объявили свою независимость и изъявили желание присоединиться к Великой Колумбии Симона Боливара, но не успели, поскольку в 1822 попали под оккупацию гаитянский войск.

Флаг Империи Гаити. Ничего не напоминает?

Белым жителям острова пришлось не по нраву жить под гаитянской пятой – тем более, им запретили владеть землей, и они начали массово уезжать. Испаноязычные чернокожие тоже были не в восторге: гаитянцы относились к ним с гораздо большим шовинизмом, чем испанцы, - мол, расовые предатели и т.д., говорите по-испански (начали вводиться запреты на испанский язык), христианство исповедуете (а не вуду), причем там, где испанец просто произносил в их адрес неприличное слово в отношении цвета их пятой точки, гаитянец рубил мачете или дубьем насмерть забивал, потому те решили, что не нужно им такого счастья, и стали готовиться к борьбе за независимость.

Было основано тайное общество «Троица» (La Trinitaria), поставившее своей целью обретение независимости от гаитянской оккупации. В 1844 году, при поддержке генерала и богатого землевладельца Педро Сантаны, - если не ошибаюсь, мексиканца по происхождению, было поднято восстание, гаитянское иго было свергнуто и была провозглашена независимая Доминиканская Республика.

Лидеры «Троицы». Слева направо: Франциско де Росарио Санчес (состоятельный чернокожий юрист, выступающий против гаитянской оккупации), Хуан Пабло Дуарте (испанец, Отец-основатель и национальный герой Доминиканской Республики, основатель «Троицы») и Матиас Рамон Мейа (квартерон, один из военных лидеров восстания).

Гаитянцы называют «Троицу» рабовладельцами и расистами, хотя к тоталитарному Гаити с закрепленной в конституции расовой дискриминации в отношении белых эти эпитеты применимы в гораздо большей мере, чем к «Троице», включающей в себя людей разных раз и метисов, без всякой дискриминации, и выступающей за парламентскую республику.

Не смотря на то, что восставшие гаитянцы так и не смогли, в конечном итоге, создать стабильного и развитого государства, произошедшие на Эспаньоле события привели к тому, что колонисты на соседних островах начали проводить в отношении чернокожего населения грамотную политику ассимиляции, в итоге на тех же Багамах или на Барбадосе, и даже на Ямайке такие государства появились, и ВВП на душу населения там ныне в несколько раз превышает оной, например, на Украине или в Белоруссии. Как говорится, чтобы все выжили, кто-то должен умереть. Неточная поговорка, но тут более чем применима.

После победы над гаитянскими оккупантами Хуану Пабло Дуарте было предложено стать президентом новой Республики, но тот отказался, настаивая на проведении честных демократических выборов. Однако вскоре Педро Сантана, желающий захватить власть в свои руки, провел военный переворот, и Дуарте был изгнан из страны.

Педро Сантана. Фактически, первый президент Доминиканской Республики.

Не смотря на приход к власти путем переворота, Сантане удалось выиграть следующие демократичекие выборы, правда, скорее всего, не без подтасовок. Опасаясь повторного вторжения Гаити, Сантана обратился к бывшей метрополии – Испании, и в 1861 году Доминиканская Республика снова вошла в состав Испании, но ненадолго. В 1863 году в Доминикане произошло восстание чернокожих – причиной послужили слухи о том, что испанцы планируют восстановить рабство, а вскоре к ним присоединились и белые, которым также не нравилось испанское владычество. Помощь восставшим пришла с неожиданной стороны – от Гаити. Тогдашний президент поставил им оружие, а также направил в помощь несколько отрядов президентской гвардии, в итоге в 1865 году Доминиканская Республика снова обрела независимость.

Дальнейшая история обеих стран весьма типична для банановых республик, наконец-то получивших независимость: постоянные перевороты, скандалы, интриги, расследования.

В 1930 году к власти в Доминиканской Республике пришел бывший глава службы безопасности Рафаэль Леонидас Трухильо Молина.

Рафаэль Трухильо

Трухильо не столь известен, как Августо Пиночет, хотя также активно боролся с «красной угрозой» в Латинской Америке. Сейчас если о нем говорят, то, как правило, изображают его палачом, деспотом, фашистом, расистом – кем только не изображают.

На самом деле, минимум, половина всего этого – вранье. Во-первых, расистом и фашистов Трухильо едва ли был, поскольку, во-первых, его мать была чернокожей, во-вторых, он во всеуслышание объявил, что готов принять бежавших тогда из Германии как евреев, так и черных (оных, в отличие от наших дней, тогда там было мало, но были – из Намибии, например), а когда началась Вторая Мировая Война – начал оказывать помощь Союзником, поставляя им сельхозпродукцию, а также направив дивизию добровольцев.

Также Трухильо заложил основы индустриализации Доминиканской Республики, проводил политику экологической безопасности и тем, что страна не превратилась во второе Гаити, она обязана, во многом, ему.

При демонизации Трухильо, обычно, вспоминают событие, которое называется «Петрушечная резня».

Дело в том, что гаитянская экспансия в Доминикану продолжалась, но изменила форму: теперь это было не открытое вторжение, а планомерное наступление гаитянский сквоттеров, которые тихонько основывали поселения на территории Доминиканы, вывозили с ее территории ресурсы – например, лес, и все такое вот. Гаитянское правительство все отрицало, но все больше и больше гаитянцев проникало на территорию Республики.

Проблема требовала радикального решения и Трухильо направил войска. Но как отличить, кто доминиканец, а кто – гаитянец? Способ был найден: «подозреваемых» просили произнести испанское слово «perejil» (петрушка), произносится слово как «перехиль», но франкоязычные гаитянцы не могли произнести его правильно, даже если и знали испанский, а произносили что-то типа «пележиль». Вычисленных гаитянцев нейтрализовали – как правило, при помощи мачете. Мера радикальная, но тогда – практически единственная возможная. В итоге, гаитянцы, кроме отдельных филологов, вынуждены были отказаться от идеи экспансии.

Позже правительство Трухильо выплатило Гаити денежную компенсацию, а граница между странами была закрыта на замок, каковой остается и по сей день (хотя гастрбайтеров из Гаити в Доминикане до сих пор весьма много).

Вот примерно так выглядят сейчас будни на границе между Гаити и Доминиканой:

Однако гаитянцев в Доминикане, как я и говорил, все равно много: мужчины работают на стройках, женщины – горничными в отелях (правда, в дорогие отели брать предпочитают, все-таки, доминиканок). Также от гаитянцев идет основной криминал в стране – как насильственная преступность, так и наркоторговля, также немало гаитянок-проституток – они постепенно вытесняют оттуда местных: не смотря на то, что доминиканки, в среднем, гораздо красивее гаитянок, гаитянки берут заметно дешевле. Впрочем, происходит некое расслоение: доминиканок пользуют, в основном, иностранцы, а вот гаитянок – местные.

Трухильо правил страной до 1961 года, пока не был убит агентами ЦРУ (пусть формально он уже не был к тому времени главой государства, но во многом определял его политику), поскольку, не смотря на все издержки, народной поддержкой он пользовался, а сильных и влиятельных лидеров в Латинской Америке США видеть не хотели.

Фамильный герб семьи Трухильо.

Гаити 20-го века же знаменито таким деятелем, как Франсуа Дювалье, также известным как «Папа Док».

Франсуа Дювалье.

Знаменит этот деятель, прежде всего, своими «эскадронами смерти» – «тонтон-макутами» (названы так в честь чудищ из африканской мифологии вуду), чинящими расправу над противниками Дювалье и просто над инакомыслящими. Тема неплохо раскрыта в стареньком, но годном художественном фильме «Змей и радуга».
Про Дювалье рассказывают всякое разное: что он выдавал себя за колдуна вуду, что он занимался различными изуверствами, на балконе изрешеченные пулями трупы вывешивал (хотя это, думаю, уже вранье), но старые гаитянцы о нем отзываются, внезапно, скорее положительно, чем отрицательно: при Дювалье была какая-никакая система образования, какая-никакая промышленность, какой-никакой рост, работали курорты, а сейчас туристов в Гаити практически нет, а те, кто приезжает, обычно заезжает по схеме: «приехал, охренел и уехал», - как, собственно, и я.

Потому, неизвестно, был ли Дювалье однозначным злом, хотя зла в нем было, несомненно, гораздо больше, чем добра. Однако, после Дювалье его сын Жак-Клод, «Бэби Док» и прочие правители для страны не делали ровным счетом ничего, вообще не чувствовали своей привязанности к народу, в итоге довели ее до того состояния, в котором она находится сейчас – депрессивная дыра без каких-либо перспектив к улучшению. Вернее, перспективы-то есть, но нужны радикальные меры, а ими заниматься никто не будет. По крайней мере, в ближайшее время.

Ну и, собственно, про вуду – еще одну визитную карточку Гаити. Хотя Гаити и является, формально, католической страной, именно вуду является доминирующей религией – такие культы очень живучи и, по-хорошему, остались даже в Европе, где долгое время выжигались каленым железом. Например, когда цветы на могилу кладут, или ставят рюмку водки и кусок черного хлеба у фотографии усопшего – это ни что иное, как язычество. Что уж договорить о различных индейцах и неграх, которых по-настоящему обратить в христианство, по-хорошему, никогда и не пытались, а просто хотели, чтобы те платили десятину? Они так и не отказались от своих божков, а просто добавили к ним еще одного бога.

Ритуал вуду. Жрицы просят духов отвадить от них землетрясения – остров нередко трясет и землетрясения приносят гаитянцам немало проблем и уносят немало жизней.

А это алтари усопших предков. В принципе, не так уж и отличаются от наших традиций обвешивать могилы венками. Также у алтарей нередко ставится алкоголь.

Периодически на улицах проходят ритуалы – совершенно не страшные, как представление в цирке, и местные выходят не столько чтобы прикоснуться к религиозному таинству, сколько просто поглазеть, ибо телевизоров и этих ваших интернетов нет, а тут такое представление. Вообще, в культе вуду очень много различных богов, духов (лоа) и т.д. Наиболее почитаемым в Гаити является, естественно, Барон Самеди или Барон Суббота – бог как мертвых, так и, внезапно, алкоголя.

Барон Суббота. Кстати, у него еще есть жена. Ирландка. Ибо ирландцы раньше полноценными белыми не признавались и ставились в один ряд с неграми. Англичане даже на зулуссов, в свое время, обзывались «африканскими ирландцами». В общем, не пойму расистов – странные они какие-то.

Вообще, бытие определяет сознание, потому условия жизни народа определяют и его религию. Так, жившие в свое время в суровых условиях германцы выбрали верховным богом Одина – который есть не только Мудрость, но и Ярость, в засушливой Греции, где дождь очень важен верховный бог – это Зевс Громовержец, а живущие в полной безнадеге и депрессии гаитянцы почитают более всех Барона Субботу. А самое знаковое событие в жизни рядового гаитянца – это его похороны, а самый популярный кредит – это не на машину, не на квартиру и даже не на свадьбу, а на похоронную церемонию. Гаитянцы понимают, что живут они в полной безнадеге и надеются, что хоть на том свете им будет легче. Потому и отправляют туда людей со всеми почестями, веря, что те отправляются куда-то, где лучше, чем в Гаити. Они скорее правы, чем не правы – места хуже найти крайне сложно.
Как в этих странах обстоят дела с правами мужчин?

В Гаити с правами плохо у всех в принципе: полиции там как таковой нет, армии нет, правит закон мачете – у кого мачете больше, тот и прав. При этом, я не назвал бы гаитянцев агрессивными – скорее, какими-то апатичными, которые не совсем понимают, зачем они здесь и что им теперь тут делать. Агрессивные, как правило, уезжают, чтобы творить всякий криминал за границей, работящие – тоже, чтобы работать за границей: на стройках работягами или батраками на фермах, а остаются только пофигисты.

Женщины, как водится в подобных странах, «дают» за просто смешную цену, правда красивых среди гаитянок немного – среда не располагает к их массовому появлению, да и санитария там оставляет желать лучшего.

А демография в Гаити, кстати, на данный момент, - уже отрицательная. Не хотят гаитянцы ни рожать, ни детей делать: в случае появления ребенка, его придется кормить, а это, как правило, невозможно – сами недоедают. Гаитянки панически боятся забеременеть, а гаитянцы – того, что забеременеет их пассия, если таковая имеется. Можно их понять: рожать детей в Гаити – это обрекать их на жалкое существование в Зеленом Аду.

Надежда эту страну, к сожалению, покинула.

А вот Доминикана является обычной западной страной – со всеми преимуществами и недостатками. Не первый мир еще, конечно, но уже и не третий.

Раздельное имущество в браке пока еще есть, но вот детей оставляют практически всегда с матерями и с отцами дети остаются только в исключительных случаях, то есть, на практике, почти никогда.

Феминистское лобби довольно сильное, но, при этом, в обществе оно пока еще не имеет широкой поддержки – более того, как это часто бывает в таких странах, «понятия» там выше законов. Помню, дядя моей бывшей, доминиканки, прижал изменившую жену лицом к работающей электроплите, оставив ей на лице напоминание, что изменять – не хорошо, и полиция это дело замяла (правда, он сам полицейский, а там это отдельная каста). Разводиться, правда, не стал, так как, по его словам, не хотел оставлять детей без матери (в его случае, дети остались бы, скорее всего, с ним).

Однако такие практики постепенно уходят в небытие. На самом деле, я бы не стал об этом сожалеть, так как приоритет понятий и авторитета над законом – вещь крайне неприятная и несет очень много издержек. И выковырять оттуда понравившиеся моменты, как изюм из булочки – не получится: тут или принимать все, или не принимать ничего.

Проституция распространена и легальна, хотя гайки закручиваются. Впрочем, закручивания эти скорее формальные: едва ли, вопреки желанию феминисток, проституция едва ли будет сильно ограничена, - Доминикана является популярным маршрутом для секс-туризма, а туризм является весьма большой статьей доминиканского ВВП, да и закручивания гаек в этом вопросе не приведут ни к чему, кроме роста издержек, как это можно видеть на примере Кубы. Правда, я не люблю секс-туристов и санкции к ним применял бы.

Клубные, как водится, дороже уличных – там цене предела нет и она может составлять баксов 40, а может – и все 100, ибо идиоты секс-туристы баб активно балуют и башляют им сверх меры. В итоге, и сами, кретины, платят больше, и других вынуждают. А вот уличные могут стоить и 20 долларов, и меньше – сейчас уличной проституцией занимаются, в основном, гаитянки, которые постепенно вытесняют доминиканок. Проститутки-доминиканки – это практически всегда деревенские или провинциалки, жительницы крупных городов типа Санто-Доминго или Сантьяго-де-лос-Кабайерос (моя бывшая – оттуда как раз) этим практически не занимаются.

Женщины в Доминикане, на мой взгляд, весьма симпатичные, даже красивые. Могут выглядеть так:

Могут так:

Или, например, вот так:

Но вот у доминиканских мужчин, при этом, ситуация с межполовыми отношениями, пусть и получше, чем у кубинцев, но все равно плачевная: немало женщин все еще идет в проституцию, вычеркивая себя из рынка отношений, также немалое количество женщин выходит замуж за иностранцев, а немалое – целенаправленно нацелено на иностранцев и на доминиканцев просто не смотрит.

Состоятельные доминиканцы выписывают себе женщин из других, более бедных, латиноамериканских стран: кубинок, венесуэлок и т.д. Также есть возможность выписать себе берегиню из Гаити, вот такую, например:

Велика вероятность, что она будет неграмотной, но неграмотной Роду и Отечеству служить даже сподручнее.


Вот такие вот дела творились и творятся на острове Эспаньола. Что будет в будущем – неизвестно: может, гаитянская миграция поглотит-таки Доминикану, а может доминиканцы «отпетрушат» Гаити и наконец-то снова сделают его божеской страной. Пока неизвестно. Как говорится, назад нет дороги, туман впереди.



Автор:
Источник vk.com



Комментарование статьи разрешено пользователям зарегистрированным на сайте не менее 30 дней...
Перейти к статье Список без дерева

+5948
18 минут назад
Спасибо! Очень познавательно.
+106
1 день назад
Интересно и познавательно, но в глаза бросаются лишние запятые. Уважаемый автор, подтяните, пожалуйста, грамотность или не спешите, прочтите перед размещением. Многие статьи с этого сайта можно помещать в учебники и давать ссылки людям разным, поэтому негоже с ошибками в предложениях эти вещи продвигать, сами понимаете


Комментарование статьи разрешено пользователям зарегистрированным на сайте не менее 30 дней...
RSS-лента комментариев


Регистрируясь на этом сайте, Вы получаете бесплатно следующие удобства:

  • Добавление комментариев без премодерации
  • Возможность отвечать на форуме
  • Возможность оценивать статьи
  • Давать оценку комментариям и постам форума
  • Просмотр списка непрочитанных статей
  • Добавление статей в избранное
  • Добавление комментариев или постов в закладки
  • Уведомления об ответах
  • Получение обновлений в статьях и на форуме
  • Регистрация анонимная и занимает 2 минуты