Бить или не бить?

Бьет, значит, любит - известнейший архетип фольклорной русской ментальности, как бы выражающий простонародную сущность взаимоотношений полов, в которых мужчине и женщине отведена своя, определенная роль, свой статус и свое "место под солнцем".

Муж - это сильный грубый человек, хозяин в собственности которого находится и жена, и дети, а жена, да и другие женщины - его беспомощные покорные жертвы, которым остается лишь смиренно принимать свою судьбу. Эта схема стала корневой образующей системой не только стереотипного сознания, но и подсознания и не только русского народа, но и многих других народов. И действительно, и Домострой, и многие другие законы множества разных стран разрешали и кое-где и сейчас еще разрешают мужу физически наказывать свою жену.

В Домострое, например, даже описывалось, как и чем необходимо наказывать свою жену, чтобы и наказание было эффективным и вреда наносило минимум.

Другое дело, что жизнь, конечно, была и есть куда многообразней и полифоничней как сейчас, так и в прошлом, и данные законы, и сами представления о способах взаимоотношений в семьи в большей мере лишь выдавали желаемое за действительное, нежели реальную картину. И не случайно известное правило, приведенное в начале текста, стало своего рода общим местом, устойчивой моделью, потому что оно отражало и отражает "исконные" представления о взаимоотношениях, в которых мужчина - сильный самец, хозяин, повелитель, тот, кто решает все вопросы, а жена - это то, что находится за его "каменной стеной", за что можно и претерпеть, ощущая себя "настоящей женщиной" по отношению к "настоящему мужчине". Многие склонны в такой модели отношений усматривать скрытый садомазохизм. Что ж, садомазохизм, как разновидность сексуальной направленности присуща очень многим и сбрасывать со счетов данное объяснение не стоит, но куда продуктивнее обратить внимание на самые естественные архетипы "первобытного прошлого", на первом месте из которых стоит СИЛА. Так этология, например, описывает силу как многогранный показатель, где ключевой момент - высокоранговость, которая есть суть выражения особых психических свойств индивидуума. И хотя многие положения этологии представляются весьма спорными, но вряд ли у кого могут вызвать сомнения те паттерны, на которых эта наука строит свои умозаключения. Так чаще всего она обращается за примерами к деятельности наших "ближайших родственников" то бишь обезьян, где иерархическая структура с ее ранговостями наиболее очевидна и показательна. Так во главе стада стоит не просто наиболее сильный физически самец, но и самец обладающий теми психологическими свойствами, которые заставляют всех прочих подчинятся ему практически безоговорочно. Но для нас в этой картине интерес представляет, прежде всего, то, что высокораноговому самцу позволяется все или почти все. Так в стаде он может обладать любой самкой и обращаться с ней так, как ему вздумается, и, как я уже указывал выше, ему нет необходимости применять грубую силу для подчинения, самки сами тянутся к нему и отдаются, ибо его психологические свойства способствуют не только подчинению, но и притяжению. Этология описывает такую особь как весьма самолюбивую, грубую и бесцеремонную; высокоранговый самец не может быть ни заботливым отцом и супругом, ни верным и надежным другом. Зато такими являются низкоранговые самцы, которых большинство и на которых и держится вся черновая работа в стаде, племени, роде. Им свойственен альтруизм, жертвенность, верность и прочее, и при всем при этом наборе таких с точки зрения человеческой морали, прекрасных качеств, эти особи не пользуются большой популярностью да и часто просто уважением. В людском обществе это можно легко проследить на примере людей известных - артистов, спортсменов, с которыми хотят быть очень многие девушки, но как показывает практика, взаимоотношения и тем более браки с этими лицами - сплошные "американские горки", то есть они не отличаются ни стабильностью, ни верностью, и, напротив, мы имеем в наличие множество примеров, когда есть прекрасный порядочный мужчина, хороший семьянин, верный, которого жена бросает по неизвестной даже ей самой причине уже через год-два после заключения брака. Она бросает его, потому что не уважает. А не уважает она его потому, что, согласно опять же этологии, порядочность и альтруизм - являются синонимами слабости. То есть если ты хочешь быть сильным и иметь уважение, ты должен подавлять и ничем никогда не жертвовать, напротив, все должны жертвовать для тебя. В животном обществе такие законы должны действовать неукоснительно, человеческое же много больше, чем животное, но и в нашей повседневной жизни мы часто видим описанные выше модели поведения. Таким образом, изначальная формула, может быть, ни чем иным как жаждой иметь рядом с собой этого выосокорангового самца, которому позволяется и прощается все, что тем более вероятно, что данная фраза имеет "прописку" в основном в женской среде и почему-то любима именно женщинами.

Однако из дебрей этологии стоит наконец спустится на нашу грешную землю и рассмотреть, почему данная формальная модель практически целиком и некритически принимается обществом, принимается как нечто должное, то есть само собой разумеющееся и почти не подвергается сомнению и "разбору полетов" даже специалистами в области человеческих и общественных отношений. То есть у всех неспециалистов данный стандарт существует практически на уровне безусловных рефлексов, а специалисты, чаще всего, стараются вообще не касаться этой темы, а если касаются, то пытаются рассуждать в "правильном" направлении, но а попытки высказать альтернативные точки зрения,как правило, тонут в возгласах негодования или вообще игнорируются, то есть их как бы не слышат, поэтому и высказываются они робко, с оглядкой.

Понятно, дело тут далеко не только в том, что высокоранговому можно все, и с такими ассоциируются все мужчины, или всем мужчинам только и разрешается быть, точнее он только и должен быть высокоранговым, по крайней мере "настоящий мужчина", дело в более простых, но поэтому и глубоких ассоциациях, согласно которым, мужчина - суть силы, женщина - суть слабости, мужчина охотник на женщину, женщина - жертва мужской охоты. Несмотря на кажущуюся примитивность подобной конструкции, она так прочно структуирована в человеческое сознание, что любые попытки подвергнуть ее сомнению, как правило, , вызовают бурный шквал яростного неприятия. Для массового сознания слабость женщины - "индульгенция" на все виды представления о возможности любого насилия над ней как естественного акта со стороны мужчины, для которого совершить такой акт, хоть и нежелательно, но вообщем-то естественно. Повторюсь, в этой дихотомии для женщины быть жертвой мужчины так же естественно, как для мужчины быть носителем силы в отношении женщины. Подобная схема и не может допустить никакого иного распределения или соотношения силы в любой половой паре, то есть жертвой и может быть только женщина, а носителем силы мужчина. Чтобы подтвердить это правило, попытайтесь-ка его мысленно перевернуть и сами увидите насколько смешной получится картина. Другое дело, что смешна она только в сознании, о чем мы поговорим несколько ниже.

Другая важная составляющая живучести стереотипа - проецировании коллективного образа женщина на коллективный образ ребенка, причем любого пола, хотя, чаще всего, конечно, девочки. Другими словами, говоря, если мужчина как бы вырастает из своих коротких штанишек детства, или, по крайней мере, обязан вырасти, то женщина так и остается в своем коротком платьице, и даже те дискурсивные конструкции, возникшие в последние десятилетия эмансипации и феминизма, для массового сознания есть не более чем игра все той же "куклой", по принципу "чем бы дитя не тешилось…" В этом смысле жаль тех феминисток, для которых пропаганда политкорректности - осмысление и "обустройства" желанного для них модуса, в то время как для подавляющей части остального общества - всего лишь игра в слова, и когда с экрана или с газетных полос звучат примерно следующие строки "наши женщины добились невиданных результатов", все понимают, что это только комплимент и мало кто воспринимает эти слова буквально и уж тем более серьезно. Но а ассоциации женщины с ребенком не только демонизируют и гипертрафируют представления о женской слабости и мужской силе, но и тем более делают применение силы в отношении женщины-ребенка вполне естественным, поскольку детей бьют и - довольно часто - как мужчины, так и женщины.

В последние два-три десятилетия на авансцену выдвинулись силы, которые вооружились исследуемым нами архетипом и "вытащили" его из темных закоулков подсознания, чтобы вооружится им для своих утилитарных целей, одна из которых - достижение своего личного психологического комфорта и решения своих личных комплексов. Речь, конечно, идет о феминизме.

Цель данной статьи - не есть изучение феминизма, но не коснутся его просто невозможно, тем более, что именно феминизм сделал тему насилия в отношениях полов подразделением политики и заставил о нем говорить как о политике, потребовал создание новых самых разнообразных механизмов для решения проблемы, и эти "решения" коснулись очень многих и еще очень многих коснутся. Так что теперь мы и поговорим, что такое тема насилия в отношениях в качестве политики и каковы истинные реалии.

Как известно, феминизм возник двести лет назад, а наиболее активное развитие получил около ста лет назад требованиями предоставления женщинам равных с мужчинами прав, прежде всего, избирательных. В этом смысле его политическая составляющая была ясна и понятна. Этот этап феминизма проецировал женщину как гражданина, на которого должны распространятся все гражданские институты. Эти цели были сравнительно легко и быстро достигнуты, после чего феминизм ушел в тень, но в семидесятых годах возник вновь, но уже преследуя цель изменения всей корневой системы взаимоотношений полов во всех сферах общества. Конечно, институты работы с разными проблемами существовали и задолго до этого, психологи, социологи давно и активно трудились на семейном и любовном поприще. Но феминистки сделали данную тему частью политики со своим известным лозунгом "личное - тоже политика". Откуда последовали требования принятия решений не на уровне рекомендаций семейных психологов и сексологов, а на уровне правительств и парламентов. До этого правительства в лучшем случае лишь решали, сколько им выделить инвестиций на здравоохранение в целом. Понятно, что ни одному профессиональному и корректному психологу или психотерапевту никогда не приходило да и не может придти в голову на основе результатов своих исследований и работы с конкретными людьми, требовать от правительств принятие неких дополнительных законов, карательных мер и тому подобное, потому что это приватная работа с конкретными людьми, где возможно лишь конкретное решение проблем в данной конкретной ситуации и при конкретных обстоятельствах.

В поле зрения второй волны феминизма попали вопросы как карьеры для женщин, так и взаимоотношений мужчин и женщин, вернее, отношение мужчин к женщинам по целому широкому спектру вопросов, краеугольным камнем которым является американское понятие мужчины как oppressor (угнетатель, насильник), а женщины соответственно жертвы этого oppressor`а. Причем, насилие мужчины над женщиной понимается ими в самых широких формах и значениях, скажем, от изнасилования, до просто совместного проживания супругов в семье, а наиболее радикальными феминистками и сами гетеросексуальные отношения. То есть, иначе говоря, любые формы взаимоотношений мужчин и женщин могут быть расценены иными феминистками как насилие мужчины над женщиной, и, следовательно, чтобы исключить насилие как таковое полностью, все формы взаимоотношений должны быть прекращены раз и навсегда, чего и требуют наиболее радикальные активистки. Однако не все впадают в такие крайности, но почти все феминистки одним из краеугольных камней своей деятельности видят борьбу против насилия в семье, среди любовников, впрочем, как и на улице, так и на работе, которое понимается ими копирно-одинаково мужчина - насильник, женщина - его жертва. В девяностые годы на основе псевдофактов вышеописанное было дополнено максимами наподобие "дом - самое опасное место для женщины, а ее муж (любовник)- самый опасный для нее человек", завершающих конструирование обсуждаемого нами архетипа, хотя, вероятно это еще не конец и новые "открытия" еще ждут нас. Впрочем, для феминисток и главный исторический конфликт на всем его протяжении - не противоборство собственников, народов и религий, а угнетение мужчинами женщин, но это уже несколько другая история.

И надо заметить, что подобная позиция довольно быстро нашла свой самый широкий отклик в различных правительственных и международных структурах. Так в прошедших под эгидой ООН пяти международных конференциях по правам женщин, насилие над женщиной и способы его преодоления - было одним из ведущих направлений, в ряду с этим неудивительно, что ЮНЕСКО принял в 97 году постановление, согласно которому все мужчины чуть ли уже не в силу своей принадлежности к мужскому полу объявляются насильниками и угнетателями женщин. Можно долго рассказывать о государственных программах, принимаемых правительствами разных стран, последний яркий пример, принятый еще при администрации Клинтона закон о предотвращении насилия в отношении женщин с созданием массы убежищ, их финансированием опять же с целью защиты женщин от их свирепых мужчин. Почему в данном случае я пишу так иронично? Потому что не надо быть и семи пядей во лбу, чтобы понять, что такая забота об американских женщинах вызвана всем тем же ассоциативным общественным мышлением, позиционирующем женщин на детей. В этом смысле забота американского правительства о своих женщинах выглядит как забота взрослого о ребенке, если быть еще точным, правительство - суррогат мужа в его старом патриархальном представлении, когда жена, взрослая женщина, ее статус рассматриваются аналогично положению ребенка. Это как в римском праве, где жена по отношению к мужу приравнивалась к положению дочери к своему отцу. И неудивительно, почему именно из США мы слышим такое количество историй о Sexual Harassment, феминизме и прочих гендерных проблемах, в то время как Европа молчит. Ответ, на самом деле прост, США более патриархальная страна, чем многие западные страны, и отсюда соответствующее отношение к женщинам. Кстати, опять же в бытность президента Клинтона, его жена, миссис Клинтон, в первый же свой приезд в Россию привезла законопроект о предотвращении насилия в семье, точнее в отношении женщины, с широкими возможностями для женщин сажать своих мужчин в тюрьму и обдирать их до нитки. Этот законопроект до сих пор где-то пылиться в архивах Думы.

Но что побуждает правительства разных стран и ООН в частности проявлять такую заботу о женщинах, только ли отцовские чувства? Вернее на чем зиждется проводимая политика на государственном уровне? Кроме всего прочего, на статистике. Начиная педалировать все вышеуказанные проблемы, феминистки подкрепили ее "вопиющими" цифрами. На эту тему были написаны множество книг, экспрессивно описывающих во всех черных красках ужасы "мужской деспотии" и невыносимые страдания ее "жертв", выпущено немало фильмов, да и на многих, особенно феминистских сайтах можно вволю найти любой информации, характеризующих "ужасы" женского положения. Цифры и впрямь впечатляющи. Бросается в глаза лишь одна деталь - они все односторонние, причем, говорится только об одной составляющей всего спектра насилия - физическом насилии, и полностью упускается вопрос о насилии в семье над детьми. В этой связи, я думаю, все помнят знаменитое высказывание "есть ложь, есть большая ложь и есть статистика", тем не менее отнюдь не все используют статистику только лишь для манипулирования общественным мнением и достижения свих личных, часто меркантильных, результатов, встречаются и те, кто применяет статистику для установления истины, а когда люди начинают пытаться это делать, они начинают получать в свое распоряжение очень удивительные материалы. К сожалению, этот процесс активно начался лишь в последние годы, но и он уже принес эти самые "удивительные" результаты, речь, прежде всего, идет о результатах работы нескольких десятков групп, не менее половина из которых тем не менее феминистские. Но начать анализ этой информации хотелось бы с отчета Минюста США за все тот же 97 год (оттого и парадоксального), согласно которому в течение указанного года были зафиксированы факты насилия в отношении полтора миллиона человек(!!!) из низ на супружеские и любовные отношения приходится менее десяти процентов, и примерно постолько же на отношения родственников и знакомых. В целом мужчин подвргается насилию в два раза больше, чем женщин, из интимных отношений вытекает, что женщин-жертв в десять раз больше, чем мужчин - феминистки правы? Однако среди остальных двух групп это соотношение не столь велико и выражается лишь в полуторократном"превосходстве" женщин. Не менее любопытны и данные по убийствам среди интимных партнеров. Так по данным того же Минюста, всего интимными партнерами было убито чуть более двух тысяч человек, и здесь снова "превосходство" женщин выражается лишь в полуторократном значении (1500 против 850), не менее интересно сравнить эти цифры с цифрами двадцатипятилетней давности, так вот, тогда разница была вообще мизерной - 1510 женщин и 1396 мужчин, то есть почти равенство! Но это что называется "вообще", а вот, например, среди чернокожих как двадцать пять лет назад, так и в наше время количество убитых женщинами мужчин превышает количество убитых женщин. Откуда же тогда взялось первое десятикратное превосходство? "Ларчик" открывается просто: мужчине почти невозможно, совершенно невыносимо в силу ряда множества обстоятельств признать себя жертвой насилия своей жены или подруги, о чем, кстати, в этом же докладе упоминается. Это сухие данные официального правительственного ведомства США. А теперь несколько примеров из ресурсов независимых исследований. Так, например, в 94 году в штате Коннектикут число мужчин-жертв бытового насилия составляло 25% от общего количества пострадавших, в целом по стране с 85 по 92 год число женщин, нападавших на своих мужчин увеличилось на 33%. И как следствие, женщины стали попадать в тюрьмы и просто подвергаться арестам, так с 89 года их число выросло в 12 раз! Такой показатель говорит лишь о постепенном преодолении однополой предвзятой ориентации в области бытового насилия. И наконец результаты исследования тех самых многочисленных групп, проводившихся по специальным методикам, с целью выяснить, насколько часто супруги применяют в отношение друг друга физическую силу в самом широком ее диапазоне - от толчков до увечий. Результаты однозначны: женщины и мужчины применяют силу друг к другу в одинаковой степени, а большее количество физически пострадавших женщин объясняется просто тем, что мужчины физически сильнее, хотя женщины чаще в конфликтах применяют подручные средства: кухонные ножи, вилки. Цифр немного, но, думаю, смысл ясен: проблема бытового и межличностного насилия - обоюдная проблема, она не укладывается в рамки феминистской политкорректности и устойчивых стереотипов, иными словами, мужчины так же получают свои тумаки, а бывает, что и отправляются на тот свет от рук своих благоверных. Так, ну и что тут такого? Понятно, феминистки в силу своего мужененавистничества и обделенности реальными взаимоотношений с противоположным полом, живут в своем придуманном ими самими мирке, политики также обитают в изоляции от реального мира, но все более менее нормальные люди прекрасно знают, что происходит в семьях и во взаимоотношениях, так же, как и хорошо известно, что жены вряд ли реже мужей применяют разного рода физическую силу. Жена, огревающая мужа сковородкой или скалкой - это вообще фольклор. Особенно часто жены что называются распускают руки, когда мужчина находиться в состоянии алкогольного опьянения, это вроде бы считается оправданным. Часто картины женщин, бьющих мужчин, можно наблюдать с кино и телеэкранов. Для большинства людей именно такая картина вполне реальна и нормальна. Значит, просто-напросто мы наблюдаем действие закона из этологии о взаимозаменяемости самца и незаменимости самки, из чего жизнь самца не стоит ничего, а самки - бесценна? Или же, как сказал Фаррелл, в инстинкте мужчины лежит стремление защищать самку любой ценой, в данном случае, пренебрежением проблем с обеспечением безопасности мужчин в семьях? Так о природных мотивах такой направленности я уже писал выше, но ведь есть еще и явно политические. Первая и главная из них, это то, что две трети электората в любой западной стране обеспечиваются женщинами. Таким образом, любому политику, который надеется избраться на государственный пост, необходимо, прежде всего, понравится женщинам, мнения и интересы мужчин в данном контексте могут вообще игнорироваться. Это кстати, и ответ на упрек многих феминисток, что, мол, власть в стране принадлежит мужчинам, ибо они стоят у ее руля, вот только выдают им мандат на эту власть все-таки женщины. Ну а самим мужчинам недобрую службу служит инстинкт, который можно условно назвать "быть всегда мужчиной", что означает исполнять набор правил, из которых состоит это понятие, и в этот набор входит, в том числе, и необходимость быть или казаться сильнее женщины, а раз так, то, какой же мужчина готов признаться, что его избивает, подавляет, прессует жена? Так что те данные из Минюста США о количестве пострадавших физически мужчин, по оценкам независимых исследований, преуменьшены минимум втри раза. Тем не менее, лед тронулся, что было весьма неожиданно для феминисток в США, которые требовали и требуют введения и применения карательных законов исключительно против мужчин, а закон стал иметь и двустороннюю силу, оказывается. Хотя поначалу, по рассказам многих мужчин-американцев, полиция часто даже отказывалась приезжать на вызов, когда звонили мужчины и сообщали, что их избивает жена, но феминистки здесь сами все испортили. Дело в том, что несколько лет назад во многих штатах США был принят закон, согласно которому полиция обязательно должна кого-то арестовывать в случае ее вызова, бред, конечно, но для них оказалось лучше арестовать пусть и заведомо невинного человека, чем потом судится по иску мнимого или нет потерпевшего, подавшего на полицию за то, что та не произвела арест. То есть полиция хочет - не хочет просто обязана арестовывать и женщину, если муж вызывает копов. Естественно, что такое положение дел не могло не обескуражить феминисток, которые стали рассуждать в плане того, что мол,мужчины набираются такого опыта, сидя в тюрьмах, где они сидят за насилие над своими половинами.

И правда феминистки тоже не могли не заметить тенденцию по арестам женщин и статистики о пострадавших мужчинах. И как же они отозвались на нее? Предельно просто - муж бьет от своей силы, жена от своего бессилия. Или конкретнее, жены бьют, убивают своих мужей, защищаясь. Еще более "продвинутые" высказывания содержат примерно следующую формулировку: кто бы ни был реально жертвой, наказан должен быть мужчина, ибоон носитель Патриархата, а значит, силы, женщина же его жертва по определению. Цинично, но все предельно ясно.

Почему я все время обращаюсь к американской статистике и примерам - а потому что своей российской практически нет совсем, но, можно полагаться, что природа человека в своих основных, базовых проявлениях одинакова всюду.

Из всего вышесказанного сам собой напрашивается вывод, что официальная подача данной проблемы, не что иное как демагогия и политиканство, умело играющее на природных инстинктах людей, один из которых защищать женщину, даже ценой мужской жизни. Хотя предвижу, что мне могут возразить примерно следующее: с мужчинами или без них данная проблема все равно очень серьезна и решать ее надо. Наверное как-то решать и впрямь стоит, только вот, чтобы решать серьезную проблему, подходить к ее решению необходимо серьезно. Так же как бессмысленно в семье, все члены которой заразились таберкулезом, лечить только одного человека, так же бессмысленно помогать только одному, а карать другого. Прямь, как армейский принцип: служба в армии - долг каждого мужчины, в данном же случае роль oppressor`а - долг мужчины по определению. И понятно также, что средства, выделяемые правительствами и общественными фондами на помощь жертвам насилия в семье, не могут быть разделены на помощь мужчинам и женщинам, ибо в таком случае, женщинам достанется в два раза меньше; правда, то, что в таком случае проблема не будет решения никогда - это уже другой разговор, который политиков и кровно заинтересованных совершенно не волнует. Но это было все так - лирическое отступление. Как я уже говорил физическое насилие - только часть общей проблемы. На первом месте стоит насилие психологическое, о чем стараются не упоминать ни феминистки, ни их радетели. Психологическое насилие гораздо более распространенно, чем физическое, да и последствия его будут пострашнее. Почему же о нем молчат все эти господа? Что, непонятно для массового сознания? Тяжелее воздействовать на people? Да, психология - слишком трудная материя для масс, куда понятнее, он его ударил или ей съездил по морде. К тому же душевные синяки труднее предъявлять в качестве доказательств. Возможно, есть и другая сторона, почему психологическое насилие находится не в фаворе у родителей "женской безопасности", ибо все прекраснознают, что есть слово стерва, но нет стервец, и это может послужить плохую службу продвижению "передовых" идей. Следующий серьезный аспект, который так же бросается в глаза при изучении материалов данной темы феминистски ориентированных деятелей, это такое же отсутствие упоминаний про насилие над детьми. Почему? Однажды ведущий телепередачи "Ночное времечко" спросил у приглашенной в гости феминистки, несет ли пострадавшая женщина сама какую-либо ответственность за происходящее, ибо вот ребенок не выбираетродителей, а женщина выбирает себе мужа сама, дамочка ответила примерно в том духе, что, мол, женщине ведь ее избранник тоже сначала говорил красивые слова. Одним словом, опять приравняла женщину к ребенку, но о насилие над детьми в той передачи так и не заговорили. Так все-таки почему - не потому ли, что большинство насилия и в нашей стране и за рубежом над детьми осуществляют женщины? Так исследования, проведенные в нашей стране показали, что женщины бьют детей в четыре раза чаще, чем мужчины! Наверное многие не раз наблюдали на улицах сценки, когда мать орет на своего ребенка, а то и хлещет его изо всех сил. Говорят, что в Европе за такое женщину бы арестовали. Возможно. Но только не у нас, где ребенок - собственность матери, а значит и полностью отдан на ее растерзание. Может быть, слишком утрированно? А почему тогда к 18 годам лишь 10% детей полностью здоровы? А как насчет психологического насилия над детьми? Есть ли хоть один ребенок, которому его удалось избежать в семье, в школе, среди сверстников и просто от совершенно незнакомых людей?

Нельзя обойти вниманием и тот факт, что, опять же согласно той же статистике, 55-60% от всех убитый в семье детей погибают от рук своих матерей. Но вы спросите, почему я пишу с таким возмущением о женщинах и матерях, но ничего не говорю об отцах и мужчинах? А вот почему. Феминистская пропаганда поработала над образом мужчины не только как над насильником женщины, но и как над насильником детей. Темы самого разного насилия мужчин над детьми - отцов, отчимов, братьев и дедушек - поднималась и обыгрывалась в литературе бесконечное множество раз. Образ киногероя, которого в детстве истязал отец, вполне привычен, матери не совсем, хотя и такое тоже присутствует, но в куда меньших размерах. Примерно такие мотивы и звучали, когда, например, в США принимали законы дискриминирующие права отцов, отец, мол, способен нанести ребенку бог знает какую травму. Мужчинам неохотно отдают детей на усыновление, с опаской принимают или вовсе не принимают воспитателями детей в детсада, в частные дома и создают препоны для мужчин-учителей. Конечно, я прекрасно отдаю себе отчет, что в России словосочетание мужчина-воспитатель детского сада вообще не существует. И, как мы видим, все это не более чем следствие в, лучшем случае, ложных стереотиповпри том, что "пределы допустимости" для мужчин и женщин существенно отличаются - вряд ли кому-нибудь придет в голову заподозрить в нечистом женщину, которая поправляет мальчику 8 лет брюки или рубашку, мужчину же, поправляющему платье девочке, заподозритьочень даже просто, более того, подобная мысль возникает сама чисто автоматически.

Ну и в заключение хочется сказать несколько слов по существу. Так ли уж велика эта проблема, как пытаются ее показать? Если взять даже статистику "заинтересованной стороны", то согласно ей количество семей, где физическое насилие имело и имеет место хотя бы единожды составляет 15-20%, но ведь речь идет об однократном случае, точнее инциденте! Разве возможно вообще в принципе исключать подобные конфликты в семьях и в парах вообще, типа, он не сдержался, она не сдержалась? Как говаривал Фаррелл, неужели один-единственный инцидент может разрушать много лет выстраивающиеся отношения? Да и инциденты эти в большинстве случаев вряд ли способны причинить серьезный физический ущерб, это, конечно, не означает, что я оправдываю такие случаи, но все тот же Фаррелл сам на примере показал как это может происходить, когда вынудил яростную феминистку, убежденную, что мужчина - суть опасности в паре, ударить его, сам не касаясь и пальцем женщины. После такого опыта та женщина (врач-психотерапевт) коренным образом поменяла свою точку зрения с позиции, что нет таких ситуаций при которых мужчина может ударить женщину, на иную: бывают ситуации, когда и женщина может ударить мужчину, даже того не желая и будучи приверженной противницей всяческого насилия, то бишь природа есть природа. Поэтому более пристального внимания заслуживают факты именно периодического и серьезного насилия в семье и сходных отношениях, а таких, даже по самым притянутым за "уши" оценкам не более 3%, например, по российским меркам в них вовлечены пять миллионов человек. Много это или мало? Много, но достаточно вспомнить, сколько в нашей стране людей страдающих психическими заболеваниями, алкоголизмом, наркоманией и становится ясным, что данный процент полностью и даже более того поглощает означенное число. Это, разумеется, не означает, что насилие не имеет место в "благополучных" семьях. Но настолько ли они благополучны и не являются ли их члены лишь документировано здоровы? Как говорят некоторые врачи, нет людей здоровых, есть просто недообследованные.

Что же делать - оставить ли проблему "в покое" или пытаться ее решать? Конечно, пытаться решать. Вопрос только как. Так феминистки требуют установления тотального государственного контроля за семьей, а точнее за мужьями в этих семьях, где женщины, как некогда жена Цезаря, будут в не подозрении, и применении в основном карательных мер, опять же только в отношении мужчин, такой подход не только не приемлем, но и попахивает кретинизмом,ибо государство, активно вмешивающееся в нашу жизнь мы хорошо помним со времен парткомов. Таким образом, семья должны быть вне сферы вмешательства государства, а акцент решения внутренних конфликтов должен быть однозначно направлен на побуждении самих членов семьи решать их внутренними силами, при участие и ответственности обоих (троих, четверых) сторон, и лишь в исключительных случаях возможно вмешательство правоохранительных структур, например, когда есть веские подозрения, что цель насилия заставить пойти супруга на несправедливые и незаконные для него уступки или, скажем, выжить с жилплощади, вообщем, корыстные мотивы, а само насилие умышленное и спланированное. Во всех же иных случаях на первом месте приоритет должен отдаваться мерам психотерапии и консультативной помощи, к которой обращаться должны сами объекты и субъекты конфликтов! И лишь в отношении детей, а также людей с ограниченными возможностями, может иметь место строго ограниченное и регламентированное вмешательство и контроль государства, опять же желательно, в первую очередь, со стороны общественных структур.

Ну и наконец самое главное. Решение важных проблем невозможно без решения условий и причин их порождающих. Как, например, невозможно избавится от эпидемии, не уничтожив его источник. Феминистки в качестве такого "источника" видят мужскую природную агрессивность и Патриархат, и предлагают искоренить и то и другое как класс, иные же вообще предлагают женщинам просто отделиться от мужчин раз и навсегда. Ну второе просто глупо, а что касается первого, то количество атеистов-конструктуристов, для которых природа и сам человек - всего лишь конструктор, набор винтиков и шестеренок, которые можно просто поменять местами или заменить на новые, чтобы исправить от "дефектов" которые допустила "неразумная природа", всегда будет предостаточно. Но для всех разумных людей, если они верующие, человек - промысел Божий, если нет, часть природы, живущий по ее законам, которые вечны и неизменимы, такой подход просто неприемлем в силу своей недалекости и опасности. Единственным основанием для оптимизма могут служить лишь те бездонные культурные и нравственные богатства, что были накоплены предыдущими поколениями людей, живших при так ненавидимом феминистками Патриархате, и в первую очередь, те что касаются семьи, то есть семейные ценности в их подлинном сакральном значении. И действительно, трудно да и тщетно серьезно подходить к лечению семейных проблем делая все, чтобы разрушить саму семью, а последние десятилетия именно тем и отличались! В насквозь феминизированной матриархальной семье, в которой не соблюдаются элементарные нормы человеческих взаимоотношений трудно и бесполезно искать образцы "праведного" поведения, ибо современная семья - это не цитадель, а источник новых стрессов и лишений, создающих нестабильность для всей жизни каждого отдельного человека. Как этот самый человек должен себя вести в подобной ситуации, если вся его природа сопротивляется неприкрытому насилию? Но не тому насилию, что рассматривается в этой работе, а насилию, которое залетаетв семью, подобно сквознякам, со сторон



Автор:



Администрация сайта не несёт ответственность за размещаемые пользователями материалы (тексты, фотографии или видео) и не проверяет их на авторские права. Мнение авторов статей и комментариев может не совпадать с мнениями и позицией редакции. В материалах не допускаются нарушения закона РФ, экстремизм, разжигание ненависти, мат, флуд, демагогия, троллинг и оскорбления. Администрация проекта призывает не нарушать законодательство РФ. Ознакомьтесь с правилами сайта здесь


+55
В отпуске
Современные Веры Асулич (ну, радикальные феминистки и беспредельщицы) , как и та, выставляют себя мученицами, потому их надо дискредитировать, а не прославлять.


RSS-лента комментариев


Регистрируясь на этом сайте, Вы получаете бесплатно следующие удобства:

  • Добавление комментариев без премодерации
  • Возможность отвечать на форуме
  • Возможность оценивать статьи
  • Давать оценку комментариям и постам форума
  • Просмотр списка непрочитанных статей
  • Добавление статей в избранное
  • Добавление комментариев или постов в закладки
  • Уведомления об ответах
  • Получение обновлений в статьях и на форуме
  • Регистрация анонимная и занимает 2 минуты




Комментарии пользователей ВКонтакте